?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Герои книги - блогеры, нанятые транснациональной корпорацией Bonaventura для публикации рекламных материалов и исследования общественного мнения. После того, как восемь из них победили в "Большой игре", где каждый должен был раскрыть личность возможно большего числа остальных, восемь победителей были приглашены на экспериментальное высокотехнологичное шоу, где различные произведения классики хоррора разыгрывались для гостей одного из крупнейших отелей, принадлежащих корпорации.
Трое из десяти, исследуя "ужасные уголки" попадают в помещение, в котором их подстерегает вполне реальная и очень быстрая смерть от самых передовых технологий, но успевают покинуть опасное место. И попадают взамен в другое, не менее странное место, которого нет на картах отеля.

Если вы не любите знакомства с черновыми, сырыми фрагментами, просьба дальше не читать. Спасибо.


Часть 2. Ночь всех святых


1 ноября 2011 года


Фёдор шёл по коридору, тянувшемуся из ниоткуда в никуда, и уже почти ничему не удивлялся. Служебное помещение, подумал он. Если бы не та милая комната, где нежный белый свет обращал всё в труху, и если бы Джузеппе не втянуло в ту чёрную кляксу на стене... можно было бы подумать, что они забрели в служебные помещения отеля.


А сейчас что? Телефон не может поймать ни одну станцию. Стены, пол и потолок — все выглядят так, словно их вымостили мелкими, но тщательно подобранными камнями. И факелы на стенах. Самые настоящие, чтоб им провалиться! Он сумел вытащить один такой из гнезда — деревянная, тёмная и гладкая ручка, металлическая подставка, толстый фитиль. Пламя желтоватое, яркое и жаркое. И едва заметный запах, Фёдор не мог пока понять, чего именно. Что за чёрт?! Кто их сюда поставил и зачем — очередная часть спектакля в честь Дня Всех Святых?


И главный вопрос современности: как отсюда выбираются? Назад в ту комнату не хотелось. Джузеппе срезало самый кончик пальца тем самым ярким белым светом, и это вовсе не розыгрыш. Мог бы и пальца лишиться, и всей руки. А не пригнись они тогда с Анжелой — что случилось бы с их головами?


Фёдор поддался невнятному импульсу и взял факел с собой. Настоящий, весомый,а фитиль уходит в прозрачную капсулу, вмонтированную в подставку и там порядком прзрачной, вязкой жидкости. Вот и славно, иначе единственное средство освещения — фонарик мобильника, а батареи и так уже порядком сели.


Факелы располагались, по обе стороны коридора, примерно каждые пятьдесят шагов. Что за странное место? Позвать кого-нибудь? Не хотелось — пусть «ночь живых мертвецов» и была бутафорией, та комната со жгучим светом вряд ли один из розыгрышей. Тут что-то другое. Так что кричать пока не будем.


Коридор повернул налево — белые сполохи за спиной уже не заставляли вздрагиват ь, их практически не было видно — и двинулся дальше. Отель старинный, но чтобы под ним были такие вот проходы? До потолка метра три, не допрыгнуть, и кругом эта каменная мозаика! С ума сойти! Фёдор не поленился сделать несколько снимков и убедился, что они достаточно чёткие. Что за...?


Ему показалось, что подуло слева. В коридоре дует едва ощутимый ветерок, и запахи странные — отчасти похожи на влажный бетон. Что это ещё?


Он остановился, затем вернулся по коридору. Потрогал стену. Странно, дуло откуда-то отсюда. Прошёл медленнее, держа факел у самой стены, и явственно заметил, как его пламя дрогнуло.


«Вы произносите слово власти, и дверь подчиняется вашей команде» , вспомнились слова. Откуда это? Из какой-то книги? Раньше чётко помнил все цитаты, а эта явилась как бы из ниоткуда.


— Сезам, откройся! - Фёдор сам не ожидал от себя такой торжественности и рассмеялся. Прикоснулся к стене рядом с местом, где пламя начинало дрожать. - Откройся, твою мать, кому говорю!


Стена исчезла. А на Фёдора из темноты бросилось... в общем, он чуть не стукнул факелом с размаху, запоздало понял, что это -- кто это.


Анжела!


— O mio dio! -- она обняла Фёдора, вцепилась так, что тот едва не устоял на ногах, и обоняние подсказало -- она. Запах её волос. После того танго его не забыть... - Теодор? Это правда ты?


Точно, она. Всё в том же прикиде зомби -- только стёрла с лица трупную зелень и фальшивую кровь. Остальное как было. - Я чуть с ума там не сошла. Тихо! - она прижала палец к губам. - Ты ничего не слышишь?


Ничего такого он не слышал. Анжела бегом -- бесшумно, хорошие у неё туфли -- добежала до поворота коридора, из-за которого Фёдор пришёл -- и поманила за собой.


— Ничего не слышишь? -- шепнула, указывая туда, где две цепочки огоньков на стенах сходились на горизонте. - Смотри!


Теперь и он видел. Огоньки гасли. Гасли, а потом вновь разгорались, словно по коридору ползло облако темноты. Анжела схватила его за руку и повлекла за собой. Отчего-то Фёдору не хотелось ни расспрашивать, ни сопротивляться — её страх ощущался физически. Она втащила его в тот самый потайной ход, из которого выбежала, и там прижалась к стене. -- Молчи, - шепнула она. - Молчи, прошу!


Время тянулось и тянулось. Теперь и Фёдор осознавал, что слышит, или ему мерещится -- твёрдые, но явные шаги, всё ближе и ближе. Вот в коридоре стало темнее, ощутимо темнее, а в его руке весело горит факел. Спрятались, ага. Но уже поздно, куда его девать, факел этот?


Анжела вцепилась в его руку, дышала тихо-тихо, но Фёдор чувствовал, как сильно дрожат её пальцы. Она уткнулась лицом в его плечо, замерла.


Время тянулось и тянулось, Фёдору уже мерещились звуки голоса. Кто-то чует, что они тут, рядом. И лучше этому кому-то не попадаться на глаза.


И снова стало светло в коридоре. И исчезли звуки. Анжелу словно включили — вздрогнула, отпрянула и вновь бросилась Фёдору на шею. - Не бросай меня, - шепнула она. -- O dio mio, Теодор, не бросай меня!


— Не брошу, -- шепнул он и она понемногу успокоилась. Чуть не подпалил факелом её одежду, понял он, так ведь и сжимает в ладони.


— Туда я не пойду! - указала она на коридор. - И ты не ходи!


— Куда тогда пойдём? - поинтересовался он и понял, что в этом коридоре кромешная мгла. Если в ней бродила Анжела, тогда понятно, отчего она так испугана.


— Туда, - указала она. - Вон та комната, я там пряталась.


— От кого? - пол, стены и потолок здесь такие же. Только запахи другие, воздух застойный.


— От него, - и Фёдор понял, что лучше пока не развивать тему. - Чёрт! Нет, не входи! Я одна.


— Одна?


— Да, одна. Мне уже нужно.


— Что нужно? - Фёдор немного растерялся. Только что была такой испуганной, а тут хочет одна?


Анжела рассмеялась и ударила его по плечу.


— Desideri naturali, - пояснила она. - В туалет мне нужно! Стой здесь!


Очень мило, подумал Фёдор, послушно становясь рядом со входом. С другой стороны, а что делать в таких ситуациях? Прямо в штаны?


— Входи, можно, - услышал он. Вошёл, держа факел над головой. И Анжела крикнула -- и зажала себе рот. И Фёдор на этот раз монял, отчего она кричала.


Комната была почти квадратной в сечении. Масссивные металлические решётки в полу — понятно, почему она выбрала эту комнату. По решётке в каждом углу. А в дальнем слева углу на решётке лежали останки. На вид -- человеческие.


— Не подходи! - Анжела схватила его за руку. - Не смей!


Но он подошёл. На пару шагов, дальше уже нужно было тянуть Анжелу за собой. Лохмотья вполне натуральные, и сумка какая-то рядом со скелетом. И запах, так скажем, не самый приятный. Очень хорошая имитация.


...если имитация. Человек, или что это было, лежал, скрючившись, на левом боку — похоже, прижимал руки к животу. А куртка его в этом месте вся в чёрных пятнах. Кровь? Или...?


— Уходим, - Анжела потянула его за собой. - Теодор! Пожалуйста!


И повлекла его за собой. Тянула и тащила, Фёдор едва успевал запоминать дорогу. На одной из развилок Анжела остановилась.


— Не помню, - призналась она. - Смотри, здесь тоже факелы!


Да. Тоже есть, только не горят. Фёдор попробовал вытащить один из гнезда -- не поддаётся. И рукоятка на ощупь неприятная, словно липкая. Сажа? Что-то чёрное, как сажа.


— Воздух движется, - указал он. - Вон оттуда идёт тёплый воздух. Справа. Пойдём туда?


— Пойдём, - согласилась она. И пошли — медленно, тихо, а Фёдору всё не давал покоя тот скелет. И возникала совсем уже идиотская мысль -- вот сейчас он там пошевелится, встанет и побредёт за людьми — просто потому, что ему скучно лежать там. Анжела то и дело оборачивалась.


— Он мёртв, - шепнул Фёдор, сам удивляясь своему спокойствию. - Он за нами не придёт. Да?


Она кивнула, и явно успокоилась. А коридор перед ними стал тупиком. И странный узор выложен из камня прямо на стене перед ними.


— Сезам, откройся! - Фёдор вновь поднял руку с факелом, театрельно, а Анжела тихонько рассмеялась. И тут же вздрогнула.


— Убери, - отвела его руку. - Отойди на пару щагов! Ну!


Теперь и он видел. Стена светилась — светился узор, семь камней, немного похоже всё на шестерню — и...


— Буквы! - удивилась Анжела. - Это же буквы! «RIQALA» , - назвала она она их одну за другой. - Это ещё что? Это как читать?


— Рикала? Рикуала? - предположил Фёдор.


Стена исчезла. А по ту его сторону горел свет и...


Приятные, совершенно домашние запахи.


Анжела схватила его за руку и втащила туда, куда открылся проход. Фёдор оглянулся — за спиной теперь та же дверь и тот же знак. Где-то я это уже видел.


— Дом! - поразилась Анжела, заглянув за угол. - O mio dio! Это же номер! Как в отеле!


Фёдор сделал пару шагов и понял, что устал. Смертельно устал. И ходил-то вроде всего ничего.


— Теодор! - позвала Анжела. - Иди сюда! Смотри!


Он заглянул... а затем прошёлся, вслед за Анжелой, по многочисленным комнатам этого странного места. И впрямь, как отель. Если бы не отсутствие окон и не всё тот же мозаичный узор на каменных стенах, сошло бы за номер.


— Идём, - потянула она его за рукав. - Ужас, как устала. Идём, мне нужно вон туда!


— Что там?


— Ванная, - она посмотрела на него, как на идиота. - Помоги разобраться, что там у них.


И впрямь, ванная. Раковина есть, вон то — вероятно, душ. Но ни рукояток, ни кнопок, ничего. Свет идёт прямо с потолка -- приятный, мягкий. Зеркало на стене — похоже, металлическое. Не стекло, точно.


— Ой! - вода потекла, казалось, прямо из стены. - Смотри!


Он увидел и покачал головой. Стоило помахать ладонью перед стеной у «корыта» , ванны, как на стене становились видны выделенные цветом области. Синяя и красная — ага, намёк понятен. А остальное что?


— Не уходи! - она поймала его за рукав. - Не оставляй меня!


— Кто-то недавно дал мне по шее...


— Vi sono impossibili! Ты зануда! - и неожиданно поцеловала его. - Просто побудь рядом!


— Закрыть глаза?


Она рассмеялась и оттолкнула его.


— Смотри, если хочешь. Только без рук!


И принялась раздеваться. Одежду девать было некуда, бросать её на пол не хотелось — так что Фёдор заодно поработал вешалкой.


* * *


Она улеглась на кровать и почти сразу же уснула, а с Фёдора сон как рукой сняло. Ни в одном глазу! Что за странное место, откуда такой номер в подземелье?


Что тут вообще творится? Почему их никто не ищет? Мобильные не работают — а ведь они работали повсюду, ровно до того момента, как они втроём пробрались в комнату со «световым ножом». Чёрт, вот не верится, что такое существует на самом деле! А скелет, его сумка? Это декорация, или...


В «номере» пять комнат -- спален? -- гостиная, и удобства. И всё. Фёдор несколько раз подходил к «двери» , сквозь которую они сюда вошли, но не осмеливался ничего говорить вслух, прикасаться. Стоял и слушал. Всё казалось, что слышит шаги по ту сторону.


Здесь всё наводило на мысли о безопасности. Пусть нет окон и не работает мобильный, но не приходит тревога. Но ведь не получится отсиживаться здесь! Надо идти — выбираться отсюда, искать Джузеппе, остальных, найти хоть кого-то из отеля, кто может объяснить, что тут происходит. Откуда факелы, что это была за тень там, в проходе? Анжела боится темноты, и это не показное, но сумела не только сохранить достаточно самообладания, но и прийти в себя.


Он посмотрел, как она спит. Смотрел бы и смотрел, не оторваться. Странное место. Душ и туалет — таких устройств и такого сервиса нигде ещё не видел. В ванной нашлась «сушилка» — именно так Анжела обошлась без полотенец, просто прикоснулась ладонью к картинке, на которой нарисован вихрь, и сверху подул сильный поток тёплого воздуха. Три минуты — и она сухая. Дошла до спальни, потребовала, чтобы Фёдор заблокировал дверь стулом, упала — и уснула. Фёдор сложил её одежду на столик рядом и — ушёл. В соседнюю комнату, гостиную, как назвал её мысленно. Мебель — стол и кресла; пустые шкафы. Ни средств связи, ничего.


Ещё через пять минут он понял, как тут управляют освещением. В ванной обнаружил вешалку, шкафчик — всё это выдвигалось из стены, стоило найти, куда приложить ладонь. Вода из крана — приятная на вкус (пробовать горячую не стал). И явно есть кондиционирование. Что это за место? Почему нет связи с внешним миром?


Разулся — пусть даже босиком по камню, но ноги уже устали. И новое удивление: камень на ощупь как ковёр -- бархатистый, тёплый. Вот это чудеса! Фёдор долгое время раздумывал — Анжела потребовала, пока он вёл её к кровати, чтобы все двери оставались открытыми. Ладно. В конце концов пошёл под душ сам. И сразу же вернулась усталость. Уже не думая, что сюда, в «номер» , может кто-то пробраться, Фёдор едва успел добраться до комнаты, где спала Анжела и усесться на уголок кровати. Впрочем, можно не на уголок, вон какая большая, трое человек поместятся и не помешают друг другу.


И уснул.


3 ноября 2011 года


Фёдор проснулся и по привычке лежал, не открывая глаза. Что-то снилось, но что — не помнит. И есть уже хочется, сил нет, и...


Часы тикают. Часы? Тикают?! Он уселся, протирая глаза, и потерял дар речи.


Его комната — там, то есть здесь, в Новосибирске. Ну да, она, родная. Что за... приснилось то подземелье, что ли? Вообще всё приснилось? Фёдор оглянулся и тут же понял, что Анжела спит рядом. Сделали из дивана кровать, но никакого постельного белья класть не стали — так и улеглись?


Который час? А число, месяц, год? Он поискал глазами мобильник — там, где и оставил бы его. На месте. Третье ноября, почти полдень! Ничего себе.


Анжела пошевелилась и открыла глаза. Долго смотрела на Фёдора (тот успел одеться ниже пояса), улыбнулась.


— Мне такой сон снился... - и уселась. - O mio dio! Теодор, где я?!


— Похоже, мы у меня дома, - ответил Фёдор. И отвернулся.


Она рассмеялась и бросилась со всех ног — в сторону удобств. Ну понятно, куда же ещё? Фёдор сделал диван диваном, пока её не было. Оглядел комнату — всё, как было, когда он уезжал. Беспорядок, но не чрезмерный. Диван они не постелили, Анжела спала, укрывшись покрывалом. Чудно. Но откуда они здесь?!


Фёдор не очень удивился, вернувшись в спальню, что компьютер включен и сеть работает. А на экране было — угадайте, что? Правильно, его журнал. Журнал Теодорикса, teodorix. Словно и не уезжал никуда. Фёдор протёр глаза. «Народ, мы только что вернулись, подробности завтра, как отоспимся». «Мы» ?? И уже набежало почти полтысячи комментариев. Фёдор пробежал глазами первую страницу — там, помимо восхищения и требований «немедленно рассказать, что там было» , предполагалось, кто это «мы». Почти везде предполагали Анжелу. Что за?! Когда это он написал? То есть когда — понятно, вон дата и время написания, но каким образом, чёрт возьми?


— Теодор? - услышал он из гостиной. Анжела нарядилась в тот самый спортивный костюм, в котором бродила по... где они бродили, а? Фёдору почудилось, что от костюма исходит едва ощутимый запах гари. Факел? - Теодор, ты где?


— Здесь, - он встал из-за стола и она молча бросилась ему на шею. - Я не понимаю! - шепнула она. - Я вообще не понимаю!


Фёдор не сразу понял. А когда понял, не поверил.


— Анжела, - она смотрела ему в глаза. - Анжела, ты когда выучила русский?


— Я?! - изумление в её взгляде. - O dio mio! Я... - и прижала ладонь ко рту. Отступила на шаг и видно было — чего-то очень испугалась только что. И перешла на ложбан. - Не понимаю! - жалобный взгляд. И он решился — привлёк её к себе и поцеловал.


Она долго его не отпускала.


— Есть хочу! - заявила она, и рассмеялась. - Давай, заботься!


Фёдор не сразу смог ответить на ложбане. Просто выпало из памяти — подумал даже, что напрочь забыл язык. Но нет, не забыл.


— Сейчас я... - Анжела прижала ладонь к его губам.


— Говори по-русски, - потребовала она. - Я понимаю, - и снова рассмеялась. - О боже, я совсем сошла с ума, да?


И они оба рассмеялись. Действительно, когда оба говорят на разных языках, но прекрасно понимают друг друга...


- - -


— Моя сумочка, - услышал он из кухни. Нет ничего лучше и проще старых добрых бутербродов с колбасой и сыром — на завтрак. Тем более, что в холодильнике всё равно ничего больше нет. Анжела появилась на пороге. - М-м-м, как пахнет! Можно? Смотри, моя сумочка! Ничего не понимаю!


— Садись, - указал он. - Угощайся. Тебе кофе?


— Кофе, - согласилась она. Первый бутерброд проглотила, практически не жуя, и полезла в сумочку. Достала оттуда паспорт, открыла его...


— Ничего не понимаю! - она подняла взгляд. - Теодор, я не помню, как мы сюда приехали! И не помню, как я получила визу! - она протянула паспорт Фёдору и тот заметил на записи о визе вчерашнюю дату. - Так не бывает, её невозможно получить в один день. Смотри! - протянула ему посадочный талон. - Я прилетела сюда, но не помню, как это было!


— Давай вначале позавтракаем, - у Фёдора в голове у самого всё плыло и кружилось, едва пытался припомнить, что же было после той комнаты в подземном «отеле». Ничего, ни малейшего воспоминания! И протянул ей чашку с кофе. - Я сам ничего не понимаю.


Остаток завтрака они сидели молча. Анжела долго смотрела на визу, затем покачала головой и спрятала всё в сумочку.


— Спасибо! - поцеловала Фёдора в щёку. - И вот, смотри, - она показала ему мобильник. Дешёвый, из серии «звонит, и слава богу». - Смотри, это я там купила, в аэропорту!


— А твой где?


— Потеряла, - она вздрогнула. - Там, в подземелье.


Они посмотрели друг другу в глаза.


— Ты помнишь подземелье?


Она кивнула.


— Всё помню! Помню, как купалась, как ты довёл меня до кровати... - хихикнула. - И всё. Проснулась уже здесь. У тебя то же самое?


— То же самое, - согласился он.


— Нужно найти их! - решительность и энергия вернулись в её взгляд. - Теодор, нужно немедленно найти остальных! Джузеппе, Николаса, Стэна... всех! Ты понимаешь?


— Идём, - он поманил её за собой. - Начнём искать. Кстати, там требуют доказательства, что ты у меня. Сделаем фото?


Она рассмеялась.


— Зачем фото? Видео! Давай, я сейчас! - и закрыла за собой дверь ванной.


- - -


Фото и видео произвели фурор. Такого посещения журнала Фёдор не видел уже давно — пожалуй, после первого своего репортажа о «Большой игре». Анжела сидела рядом и смеялась, глядя на комментарии. И вдруг поймала Фёдора за руку.


— Это он! Смотри, вот, по-английски, подписано «painaro». Это Джузеппе!


— Ты уверена?


— Уверена! Ответь ему приватно, вот мой номер, - она протянула ему телефон. - Напиши ему!


Фёдор недолго колебался. Отправил, дописал и свой телефон тоже.


Через три минуты телефон Анжелы зазвонил.


— Слушаю. O dio mio! Джузеппе! - и дальше пошло по-итальянски. Во даёт, как только они умеют говорить так быстро?! Фёдор смотрел на довольную, энергично жестикулирующую свободной рукой Анжелу и понял — Джузеппе жив, с ним всё в порядке. - Нет, звони ему сам! - добавила Анжела на ложбане. - Ciao!


Он хотел что-то сказать, но она, сияя, попросту прижала ему ладонь к губам. Его телефон зазвонил через десять секунд.


— Теодор! - голос Джузеппе. - У вас там всё в порядке?


— В полном, - заверил Фёдор. - Правда, не помним, как сюда попали.


— Вы тоже? - неподдельное изумление. - Я попал в ловушку, дружище, думал — всё, конец. Но сбежал. Нашёл какую-то странную комнату, лёг спать, сил не было, а проснулся дома.


— Как палец?


Джузеппе расхохотался.


— Ничего, уже почти не болит. Не пропадайте со связи. Я пока не смог найти остальных. У Стэна автоответчик; Жак, Николас и Мэри на звонки не отвечают, Дмитрий выключил телефон. Но я звоню, каждые пятнадцать минут. У вас какие планы?


— Никаких, - признался Фёдор. - Звони, если что. Я тоже попробую найти их.


— Удачи! - и отбой.


— Не «я» , а «мы» , - взгляд Анжелы на долю секунды стал сердитым. - Вместе поищем! - она уселась к нему на колени. - Ну? Чего ты ждёшь?


До него не сразу дошло. Это поцелуй был дольше и слаще всех предыдущих.


— Не бросай меня! - она обняла его за шею. - Обещай! Сейчас же обещай!


- - -


— Ciao! - Анжела сегодня наговорит на очень, очень круглую сумму. Сейчас она звонила маме, судя по лицу. - Мама уже беспокоилась, - пояснила она. - Теодор, тебе уже написал мистер Браун?


— Не проверял, - точнее, не все письма просмотрел — их столько успело нападать — кошмар какой-то!


— Проверь! И мне потом тоже нужно будет! - Она снова уселась ему на колени, но теперь на попытки прикоснуться или уворачивалась, или давала по рукам. А вот целовать не запрещалось.


— Слушай, - сумел он сказать, когда в очередной раз пришёл в себя после поцелуя. - Может, купим тебе компьютер?


Она просияла.


— Давай! И покажи мне Новосибирск, хоть немножко!


Фёдор выглянул в окно. Нда, одета Анжела менее чем удачно для такой погоды.


— Сначала купим тебе куртку, - решил он. - Ты тут замёрзнешь.


— Снег! - восхитилась Анжела, выглянув вслед за ним в окно. - Настоящий!


— Настоящее не бывает. Кто платить будет?


Анжела достала из сумочки кредитку, помахала ей в воздухе.


— Я сама, хорошо? Не спорь!


— И не думал, - и снова поцелуй. Ещё один, подумал он, и мы никуда не поедем. И компьютер выключу, чтобы не мешал... - Она отпустила его и вскочила на ноги.


— Всё, а то никуда не уйдём уже. Давай, вставай! Давай-давай!


- - -


...Домой к Фёдору они вернулись уже поздним вечером. Анжела была в восторге — и от пуховика, который ей купили первым делом, и от города, и от всего остального. А уж как они играли в снежки... чудно прошёл день!


Она решительно отодвинула Фёдора, когда тот предложил помочь настроить всё на новом ноутбуке, и занялась им сама. Фёдору оставила сугубо техническую роль — проследить, чтобы у второго компьютера также было подключение к Сети.


Мистер Браун возник в эфире почти молниеносно, едва только Фёдор открыл «говорилку».


— Рад видеть вас в добром здравии, мистер Пархоменко, - видеоулыбка Брауна была вполне подлинной. - Удачно ли вы добрались?


— Вполне, - Фёдор решил, что не будет пока говорить ему о провалах в памяти. Самому надо бы разобраться. - У вас для меня есть задание?


Менеджер рассмеялся. Добродушно.


— Сразу к делу! Мне нравится ваша прямолинейность, господин Пархоменко. Нет, ничего срочного, как мы и договаривались — у вас будет неделя на акклиматизацию. Задания есть, вы можете приступать, но спешки пока нет.


Задание. Фёдор усмехнулся. Мечта блогера — получать деньги за то, что сидищь дома, пишешь записи и отвечаешь на комментарии. Даже с оговоркой, что ряд тем не поднимаешь, и высказываться о некоторых вещах можно только в конструктивном смысле.


— Мои коллеги, - Фёдор решился. - Стэн, Мари...


— О, они отдыхают, не беспокойтесь. Праздник прошёл более чем успешно, мы уже успели со всеми связаться. Удачного вам отдыха, господин Пархоменко!


— Спасибо, мистер Браун, - Фёдор не сразу понял, о чём он. А потом заметил, что и Анжела, сидящая спиной к нему, сама общается с другим мистером Брауном. По-итальянски, естественно. Фёдор услышал её смех, очередное «Ciao!» и, заметил, воздушный поцелуй. Однако!


— Я начну ревновать, - предупредил он, когда она положила гарнитуру и оглянулась. Анжела рассмеялась, вскочила на ноги и... вот уже снова у него на коленях, а мысли все далеко-далеко...


— Теодор, можно, я останусь у тебя? - она посерьёзнела. - У меня виза на полгода. Можно?


Он смотрел в её глаза. Знает, конечно же, что у Фёдора было немало девушек, но они тут не задерживаютс я. Как матушка постоянно ворчит, «только железки свои и видишь». И ведь верно.


— Я тебя стесняю? - смотрит в глаза. Говорят, женщинам невозможно солгать. Только если они сами хотят слышать неправду и поверить, что это правда. - Я найду гостиницу, если хочешь. Только не прогоняй!


— Оставайся, - она обняла его вновь. - Оставайся здесь, если хочешь. Ты меня не стесняешь.


— Я ревнивая, - предупредила она и рассмеялась. - Молчи. Я знаю, сколько их у тебя было. Вы всегда этим хвастаетесь, - и снова рассмеялась.


Телефон зазвонил. Анжела протянула его Фёдору, не слезая с его колен, прижалась к его плечу.


— Теодор, - голос Джузеппе. - У вас всё в порядке? Я дозвонился до всех. Всё в порядке, все живы и здоровы. Мы можем поговорить, все втроём?


Анжела уселась и подтвердила взглядом — да.


— Когда, Джузеппе?


— Можно прямо сейчас.


- - -


Джузеппе, казалось, похудел. Вроде бы на вид всё тот же колобок, но — что-то в нём изменилось.


— Чудно выглядишь, Анжела! - он послал ей воздушный поцелуй и Анжела вернула его с улыбкой. - Слушайте. Я сделал там несколько снимков. Потом подумал, что телефон сломался, снимки выглядели очень странно. Но думаю, что телефон в порядке. Смотрите.


Он показал и Анжела вздрогнула, на лице её появилось отвращение. Комната, набитая мусором и разными непонятными штуковинами. Походило более всего на реквизиты к очередной серии «Пилы».


— Вот об это я поранился, - Джузеппе указал на остро отточенное лезвие. - Чуть не снесло мне голову. Тут много таких штук, а вон там, - он показал второй снимок. Анжела прижала ладонь ко рту. - Прости, Анжела. Там тело. У меня есть ещё снимки, ближе.


— Не показывай, - она закрыла глаза. - Мы тоже видели тело там. Скелет, - поправилась она. - И стены все в мозаике.


— В мозаике? - приподнял брови Джузеппе. - Теодор, можешь показать?


— Скачиваю, - отозвался Фёдор. Как отрезало! Ведь помнил, что делал снимки, но даже мысли не пришло посмотреть на них. И ведь снимал Анжелу, и много чего ещё сегодня, а про те снимки словно забыл на время. - Минутку. Вот, смотрите.


— Mamma mia! - Джузеппе придвинулся к экрану. - Можешь переслать мне оригиналы?


— Уже, - Фёдор посмотрел в глаза собеседникам. Странно видеть Анжелу в отдельном окне, и при этом чувствовать тепло её тела — сидит почти вплотную к нему.


— А вот снимки того места, где я лёг спать, - Джузеппе вывел на экран первый и Анжела ахнула.


— Как тот «номер»! - поразилась она. - Очень похоже! Ты когда там был?


— Я лёг спать в час и пятнадцать, - Джузеппе посмотрел им в глаза по очереди. - Во второй слева комнате.


— Теодор, ты их все снимал? - поинтересовалась Анжела. - Умница! Покажи снимок той комнаты!


— Этого не может быть, - медленно проговорил Джузеппе. - Вон та подушка. Я помню, я оставил её именно так. И положил под неё монету.


— Монету? - удивилась Анжела. - Зачем?


— Сам не знаю! - Джузеппе развёл руками. - Под подушку ты не заглядывал?


— Нет, только обошёл.


Минуты две все молчали, только смотрели друг на друга и на снимки.


— Такого места нет в отеле, - подал голос Джузеппе. - Я буду ещё выяснять.. Никто из остальных ничего такого не видел, веселились в отеле со всеми. Что будем делать?


— Надо сообщить в полицию, - глухо отозвалась Анжела, прижав ладони к лицу. Фёдора и самого несколько мутило после просмотра тех фото. - O dio mio, это же настоящие покойники!


— И что мы им расскажем? Я поговорил со Стэном, - Джузеппе снял очки, потёр глаза. - Он говорит, что мы с ним вместе ехали в аэропорт, а до того сидели в баре. И не он один так говорит. Понимаете? - Джузеппе вновь надел очки. - Я в это время или сидел в той комнате, или уже спал, а мне говорят, что был в баре.


— Что же нам делать? - Анжела выглядела гораздо лучше.


— Выяснять, - Фёдор и Джузеппе отозвались почти одновременно и оба улыбнулись. - Я постараюсь снова съездить в отель, это ведь недалеко. Придумаю повод. У меня как раз новая книга, нужно хорошее место для работы.


— О, Беппо, ты у нас умница! - Анжела вновь послала воздушный поцелуй. - Пришли почитать! Я обожаю, как ты пишешь!


— Для тебя всё, что угодно, - Джузеппе вновь улыбнулся. - Теодор, Анжела, вы поняли, да? Я еду туда обратно. Попробую что-нибудь выяснить.


— Будь осторожен, Беппо, - Анжела придвинулась к камере. - Пиши нам! Каждый день! Да хоть каждый час, будь на связи!


— Обязательно, - Джузеппе подмигнул. - Теодор, ответишь мне за неё головой, ясно?


— Отвечу, - Фёдор улыбнулся. - Будь осторожен, Джузеппе. Мы тоже попробуем что-нибудь выяснить.


— Не люблю этого слова, - Анжела вновь перебралась к нему на колени. - При мне не говори его.


— Какого слова?


— «Постараюсь». Так говорят неудачники. Понял, cara mia?


— Понял... - Фёдор попытался припомнить что-нибудь нежное по-итальянски, и не смог. Анжела рассмеялась. и прижалась к его плечу.


— Всё подождёт, - она не отпускала его. - Я всё ещё боюсь. Сделай так, чтобы я не боялась.


— Как?


— Думай! - она выпрямилась и постучала по его лбу пальцем. - Ты очень умный. Теодор. Придумай. И никуда не уходи!


— Мне нужно в магазин, - пояснил Фёдор. - Дома есть нечего.


— Тогда я с тобой!


Comments

( 6 комментариев — Оставить комментарий )
gilgatech
10 окт, 2010 17:46 (UTC)
Клайв Баркер форева. Смотрю восставших-вещь. Думал устарело. Нифига...
masterbo
10 окт, 2010 23:29 (UTC)
"Восставший из ада"? Классика, что ещё сказать. Хотя не все восемь одинаково мощные.
teodorix
12 окт, 2010 02:09 (UTC)
Мне понравилось :)
masterbo
12 окт, 2010 04:35 (UTC)
Спасибо!
Замечательное совпадение. И, к слову, у меня нет привычки убивать главных героев.
teodorix
12 окт, 2010 05:55 (UTC)
Совпадение очень забавное, учитывая, что я как раз overmind'ом работаю :) сообществами управляю :)

masterbo
12 окт, 2010 06:03 (UTC)
Добавлю ещё, что я не проверял имена teodorix на известных мне блог-сервисах.

Правда, "Overmind" я сам употребляю, вероятно, в несколько ином значении, но исходное значение (из Starcraft) также сохраняется.

Что ж, приятное совпадение, едем дальше. :)
( 6 комментариев — Оставить комментарий )